6 марта 1904 г. Бомбардировка Владивостока японскими крейсерами

6 марта 1904 г. Бомбардировка Владивостока японскими крейсерами


Утром 6 марта по новому стилю японская эскадра контр-адмирала Камимуры, приблизилась к Владивостоку и, преодолев льды в районе о. Аскольд, углубилась в Уссурийский залив. Маневрируя вдоль восточного берега полуострова Муравьева-Амурского, корабли открыли огонь. Крейсеры, базировавшиеся на Владивосток, с началом обстрела развели пары и начали сниматься с якорей в кратчайший срок, однако ледовая обстановка задержала выход и сделала преследование японской эскадры безуспешным. Прекрасно осведомленные о береговой обороне Владивостока японцы не сокращали дистанцию и спокойно ретировались. Подошедшие крейсеры наблюдали лишь верхушки мачт и дымы уходящей эскадры. Всего по городу было выпущено более сотни снарядов, по некоторым источникам – более 200. Стрельба велась через сопки, не прицельно, поэтому особого ущерба военной инфраструктуре крепости нанесено не было. Однако данное событие вызвало широкий общественный резонанс, были жертвы среди гражданского населения. Вот как описывают это событие газеты того времени:

Военная газета РУССКИЙ ИНВАЛИД, 6 марта 1904 г.:
ВЛАДИВОСТОК, 22-го февраля. (Соб. кор.). 22-го февраля в час двадцать пять минут дня, 5 неприятельских броненосцев и два крейсера подошли от острова Аскольд и, выстроившись в боевой порядок, открыли беглый частый огонь из дальнобойных орудий на расстоянии около 8 верст от берега. Фортам и батареям повреждений не нанесено. Всего выпущено неприятелем до 200 снарядов. Бомбардировка продолжалась 55 минут. Ровно в 2 часа 20 минут огонь прекратился и неприятель отошел по направлению к Аскольду. Одновременно появились близ Аскольда 2 миноносца и 2 близ мыса Майделя. Нападение следует считать безрезультатным. Городское население оставалось все время совершенно спокойным.

Газета Русь, 07 марта 1904 г
ВЛАДИВОСТОК, 23 февраля. Подробности вчерашней бомбардировки. Серьезных повреждений никаких нет, а лишь снарядом 12-и дюймового орудия пробит деревянный домик мастера Кондакова. Снаряд вошел через крышу и вышел через противоположную стену на двор, причем в самом доме убил жену Кондакова, беременную, мать четверых детей. В Гнилом углу снаряд пробил, тоже не разорвавшись, дом полковника Жукова, прошел через спальню, разрушил на пути печь и вещи, пробил противоположную стену и разорвался близ денежного ящика. Часовой при ящике, осыпанный землей и снегом, от взрыва не дрогнул, а только крикнул разводящего, чтобы вынести знамя, которое тотчас же вынесла супруга полкового командира вместе с вестовым. Пожаров нигде не было. Наконец на дворе казармы Сибирского флотского экипажа разорвался снаряд, ранивший легко пять матросов. Более ни убитых, ни раненых нет. Убытков также нет. Причина полного молчания наших батарей, кроме малой вероятности попадания в виду дальности расстояния, еще нежелание преждевременно обнаружить их местоположение. Подъем духа в городе и среди войск необычайный.

Газета Владивосток, 13 марта 1904 г.:
Во время бомбардировки города 22 февраля и на следующий день гора Орлиное гнездо, как самая высокая, и несколько других гор, были усеяны любопытными, наблюдавшими за японской эскадрой и бомбардировкой. В бинокли, а в особенности в трубы, были отчетливо видны все суда и их маневры, хотя и за 18 верст. На память о первой бомбардировке любителями собираются осколки снарядов. Ресторан Шуина на другой день состряпал пирог "из японских гранат", а полицейский околоточный Смирнов только что окончилась бомбардировка, арестовал один из неразорвавшихся снарядов и "за нарушение тишины и спокойствия" лично доставил его в полицейское управление.
Подробности смерти Кондаковой таковы. Проживала она по Воронцовской улице, в Матросской слободке, в собственном небольшом домике; имела четверых детей и была беременна пятым. Она только что вернулась из города с базара и к ней пришла соседка справиться о ценах. Беседуя за чаем, Кондакова упрашивала соседку перемениться местами, но та отказывалась, но когда затем встала, то Кондакова села на ее табурет, соседка же на ее место. В это время к Кондаковой подбегает ее маленький сын. "Уйди отсюда", сказала она и устранила его рукой в сторону. В этот момент ядро ударило под карниз дома, прошло через живот Кондаковой, вырвав его весь, отбило край стола и табуретки, прошло сквозь противоположную стену, упало и зарылось на дворе, не взорвавшись. Соседка и мальчик остались невредимы. Ядро отрыли минеры, оно оказалось более аршина длиной. Кондакову через день похоронили с подобающей честью, как первую жертву с основания Владивостока, погибшую от вражеского ядра.

Вот такая история в версии военных, историков и журналистов. И еще одна легенда края земли. Желающим погрузиться в гражданскую атмосферу этого дня, рекомендуем почитать воспоминания Э. Прей о вышеописанных событиях.